05 ноября 2003
4353

Игла без правил

УВД ГОРОДА Перми разыскивает гражданина Гуломова без определенного места жительства. По данным правоохранительных органов, именно ему принадлежит пакет, обнаруженный недавно на улице Леонова за вертолетной площадкой. Содержимое пакета - героин, вес -5 килограммов. Найти владельца, видимо, будет нелегко: его наверняка ищут и коллеги по бизнесу. Каким образом выходят оперативники на столь крупные партии товара? Об этом мы беседуем с заместителем начальника УВД Перми Павлом Фадеевым. Он рассказывает:
- Оперативные разработки -это наш повседневный труд, который или дает результат, или нет. Назвать это глобальной операцией нельзя. Мы их проводим редко, да и нет у нас сейчас таких возможностей. Сейчас функции борьбы с незаконным оборотом наркотиков в значительной степени переданы Государственному комитету по наркоконтролю. После структурных преобразований, которые осуществило правительство, наши возможности сильно снизились. В рамках милицейских структур у нас осталось специализированное подразделение в составе уголовного розыска, которое существует благодаря губернатору области и депутатам Законодательного собрания. В УБОПе сейчас создается подразделение по приказу МВД - аж 10 человек! В Перми всю работу по пресечению незаконного оборота наркотиков ведут 20 оперативников. Этими силами мы и работаем. С помощью гласных и негласных источников собираем информацию, а потом ее реализуем. Крупные изъятия - это пример перехода количества в качество. Если вы обращаете внимание на ежедневные сводки, то видите, что мы постоянно задерживаем граждан за незаконный оборот наркотиков - сбыт, хранение, перевозку. Эта ежедневная работа, в свою очередь, дает информацию. Так мы выходим на каналы распространения, организованные группы. Благодаря этому у нас бывают крупные успехи, изъятия стоимостью в миллионы рублей -хотя и не так часто, как хотелось бы.
- Павел Владимирович, видимо, преступность, связанная с наркотиками, по определению является организованной. Насколько часто милиции удается выйти на организованные группы?
- Конечно, это организованная преступность - иначе и быть не может. Поставщик, продавец более мелких партий и так далее -группа предопределена. Вообще же "организованная группа" есть понятие процессуальное. Когда мы в быту говорим об организованной группе, это не более чем чье-то мнение. Другое дело, если в томах уголовного дела подшиты и пронумерованы документы, в которых зафиксированы все признаки организованности, предусмотренные Уголовным кодексом. Подготовить такое дело значительно сложнее, чем отправить на скамью подсудимых одного человека.
- На какой уровень наркобизнеса удается выходить пермским оперативникам?
- Могу сказать не хвастая, что отдел, который существует у нас в городе, работает на самом высоком уровне - на уровне крупных оптовиков. Может быть, не так результативно, как хотелось бы, но 2-3 крупных канала в этом году нам удалось перекрыть. На 7-8 лет изолированы от общества несколько человек, которые здесь, в Перми, получали героин от оптовых поставщиков.
- Как говорится, свято место пусто не бывает. Есть ли какие-то признаки того, что
акции правоохранительных органов дали реальный эффект?
- Существует целый ряд объективных показателей эффективности мер по пресечению незаконного оборота наркотиков, и не только по линии МВД. Например, это количество ВИЧ-инфицированных, число поставленных на учет наркопотребителей, смертность от передозировки. Все эти медицинские показатели в текущем году ниже, чем в 2002-м. Сегодня медики очень осторожно, ничего не прогнозируя и не обобщая, признают некоторую стабилизацию числа наркопотребителей. Распространение героиновой наркомании нам - может быть - удалось стабилизировать. Ни в коем случае не хочу сказать, что это заслуга исключительно правоохранительных органов. В первую очередь тут, видимо, играет роль социальный фактор. Если завтра обвалится экономика, обострится безработица, последствия проявятся и в сфере наркопотребления. Если же стабильность в обществе будет сохранять положительную динамику, будут успехи и на фронте борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Это что касается конкретно героиновой наркомании. Есть ведь еще синтетика, кокаин - более дорогие и менее разрушительные наркотики, рост потребления которых подчиняется другим закономерностям. Есть еще один показатель - уже сугубо наш, милицейский. Это цена продукта. Стоимость героина на оптовом рынке повышается: в прошлом году она составляла 300 тысяч рублей за килограмм, в этом году - уже 400 тысяч. Это косвенно свидетельствует о том, что доставлять и сбывать героин становится все труднее.
- Потребители кокаина - это обеспеченные граждане?
- Да, и причем те, кто заботится о своем здоровье. Героин - это опасность ВИЧ-инфекции, передозировки, неудобства, связанные с инъекциями, да еще неизвестно, каким
окажется порошок. Кроме того, героиновые каналы в определенной степени находятся под контролем, и опасность засветиться достаточно высока. А обеспеченному человеку, занимающему определенное социальное положение, такая реклама ни к чему. Что же касается кокаина, по нашим данным, его поставки в город не имеют устойчивых каналов - его привозят время от времени, причем разные люди. В целом объемы реализации кокаина незначительны: по оперативной информации -менее одного процента оборота наркотиков, а если судить по объемам изъятий, то еще меньше - сотые доли процента. В то время как потребление героина в Перми за год достигает тонны. При определении этой цифры мы опираемся на среднесуточную дозу и данные о количестве наркоманов. На учете у нас состоят около 10 тысяч наркоманов. Все согласны с тем, что для определения реального числа наркопотребителей колиличество официально зарегистрированных нужно умножать, но вот на сколько - тут мнения расходятся. Кто-то считает, что на 3, кто-то -на 10. Мы исходим из того, что 100 тысяч наркоманов в Перми быть просто не может - даже по демографическим показателям.
И медики, и мы считаем: количество наркопотребителей в Перми - примерно 30 тысяч человек. В это число входят все - и те, кто пробовал, и те, кто употребляет наркотики постоянно, и те, кто принимает их периодически, - например, экстази на дискотеке.
- Павел Владимирович, существует расхожее мнение: милиция все знает, но ничего не делает. В частности, так говорят по поводу притонов, которые стражи порядка будто бы не прикрывают из соображений оперативной работы. Так ли это и правда ли, что милиция все знает?
- К сожалению, это не так. И потом, что значит "знает"? Я могу знать, что Иванов торгует наркотиками. Ну и что? Надо еще знать, когда он продает, кому, сколько, где берет - и так далее. Возможность ликвидировать Иванова как продавца зависит от возможности ответить на все эти вопросы. Как говорит один мой знакомый следователь, оперативная информация на рынке доказательств стоит очень дешево. Как ответить на вопрос "когда"? Нужно взять человека под наблюдение. А как, извините, взять, если у нас на весь город два десятка оперов?
В территориальной службе Госнаркоконтроля имеются несколько сот сотрудников, но в их функцию входит преимущественно пресечение доступа наркотиков в регион. Всем, что реально происходит в городе, занимаемся по-прежнему мы. вся розничная торговля наркотиками осталась за милицией. Плюс все повседневные последствия этого бизнеса - грабежи, разбойные нападения, убийства, вроде недавнего преступления в Нагорном, когда наркоманы убили женщину и ребенка. Сотрудников стало меньше, а задачи остались прежними.

Российская газета - Пермь (Пермь)
05.11.2003
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован