14 августа 2003
4576

Метадоновые программы не спасут нас от наркотиков!

В последнее время в средствах массовой информации, а также с трибуны Государственной думы РФ все чаще раздаются голоса, призывающие к введению в нашей стране так называемой заместительной терапии для лечения больных наркоманией. "Заместительная терапия" - это выдача больным наркоманам определенной дозы наркотика - метадона, запрещенного на сегодняшний день в РФ. В течение последних десяти лет то затихает, то разгорается дискуссия по метадоновым программам, сформировалось метадоновое "лобби", состоящее из депутатов различного уровня, государственных чиновников, общественных деятелей.

ДЛЯ КАЖДОГО серьезного исследователя проблем наркомании вполне очевидно, что внедрение метадоновых программ приведет к консервации проблемы потребления наркотиков в нашей стране (а в настоящее время в стране наметилась тенденция к снижению числа наркоманов), так как метадоновые программы по существу не являются ни профилактическими, ни масштабно терапевтическими.

Считается, что при помощи метадона можно "снять" больного с героина или другого опиоидного наркотика, то есть, сняв с одного наркотика, подсадить на другой. Кроме того, создается ложное представление об активной борьбе с наркоманией и ее излечиваемостью. Не принимается во внимание и тот факт, что это может привести к криминализации учреждений, проводящих метадоновые программы, "утечке" метадона на нелегальный рынок наркотиков. Учитывая высокую коррумпированность нашего общества на различных его уровнях, особенно властного и чиновничьего аппаратов, мы нисколько в этом не сомневаемся.

С другой стороны, метадон является веществом с сильно выраженным наркотическим эффектом, который по наркогенности превосходит героин. Свидетельством этому являются многочисленные случаи употребления метадона в качестве нелегального наркотика в РФ с фатальным прогнозом. Широкое применение метадоновых программ в странах с так называемой либеральной культурой ни в коей степени не решило проблему с распространением наркотиков в этих странах, наоборот, она имеет тенденцию к увеличению. Также весьма сомнительным представляется использование метадона в качестве меры профилактики распространения ВИЧ-инфекции и гепатитов у наркозависимых, принимающих наркотики внутривенно.

На каком же основании мы считаем введение в России метадоновой программы вредной и недопустимой? Постараемся обосновать наше утверждение и проанализируем "pro et contra" метадоновой заместительной терапии (МЗТ).

Pro et contra
ПРАКТИЧЕСКИ все ученые - наркологи, психиатры, психологи, психотерапевты, педагоги, - занимающиеся проблемой наркомании, свидетельствуют о бесперспективности медицинских способов лечения наркомании и низкой эффективности реабилитационных программ (за исключением духовно-религиозных). Это побуждает некоторых врачей внедрить в медицинскую практику МЗТ. Она предполагает свободную выдачу героиновым наркоманам метадона.

Contra МЗТ
МЗТ, как известно, стала применяться довольно широко в США еще в начале 60-х годов ХХ столетия. Однако она не привела к уменьшению числа наркозависимых, к излечению наркоманов ни в странах, где применяется, ни в мире в целом. Таким образом, МЗТ ни в коей мере не привела к остановке роста числа вновь ВИЧ-инфицированных пациентов и ни в коем случае не снизила количество проституток в мире. Это сразу же вызывает большую настороженность к данной программе и заставляет сомневаться в ее эффективности. Наоборот, метадоновые программы вызывают все большую критику со стороны врачей и общественности тех стран, где они введены.

Шило на мыло
ПРИВОЖУ конкретные примеры из практики нашего центра:

Елена Ф., 24 года: "Я употребляла наркотики в течение 5 лет. Первые 2 года "сидела" на героине. Очень хотела выйти из героинового ада, бросить пагубное зелье, изменить свою жизнь, но у меня не было никаких сил бросить героин, и никто мне не мог в этом помочь. Я много раз лечилась в разных клиниках, в том числе и в платных, но, кроме снятия физической зависимости - "ломки", мне никто ничем помочь не мог. Правда, один врач из одного платного центра нелегально посоветовал мне бросить героин с помощью метадона. По его словам, это легко, безболезненно и никаких усилий с моей стороны не требовалось. Он объяснил мне, как и в какой дозе я должна принимать метадон. Он также подсказал мне, где я могу найти метадон. Так я в первый раз попробовала метадон. Да, действительно, героиновую "ломку" я сняла очень просто, и ощущения от метадона были не как от обезболивающих и седативных препаратов, а новые, необъяснимые и интересные для меня. Прошло две недели, я должна была уже "завязать" с так называемым лечением, но с каждым днем метадон мне нравился все больше и больше, причем сразу я это не осознала, все произошло незаметно и быстро. Я сравнивала ощущения от принятия героина и метадона и отдала предпочтение последнему. Мне очень понравилось то, что метадона требовалось меньше, а состояние дурмана держалось дольше и оно было более приятным. Так я основательно переключилась на метадон благодаря "деятельному" совету врача. Всем своим друзьям стала советовать лечиться с помощью метадона. И те, кто начинал его употреблять, уже не хотели возвращаться к героину, но и к нормальной жизни без наркотиков они также не хотели возвращаться. Шло время, метадон засасывал меня в свое болото все сильнее, и у меня выработалось сильное влечение к нему - и психическое, и физическое. Иллюзия того, что метадон экономичнее героина, исчезла. Теперь мне пришлось употреблять его так же часто, как и героин, - по нескольку раз в сутки. Стоил метадон в два раза дороже, купить его я могла только у чеченцев. Чтобы доставать деньги на метадон, мне пришлось решиться на криминал, и я стала воровать.

Пыталась ли я бросить потребление метадона? Да, пыталась, и неоднократно, но сделать было это теперь невозможно. "Ломки" от метадона были настолько тяжелыми, что их и сравнить ни с чем нельзя, и описать словами невозможно, к тому же многие наркологи не берутся лечить метадонозависимых. Они советовали мне сначала "перескочить" на героин, а потом уже брались лечить от героина, но и перескочить с метадона на героин я уже не могла. И вот тут в состоянии уже полного отчаяния я увидела телепередачу на канале ТВЦ "Русский Дом", в которой шла речь об успешной реабилитации наркозависимых в Душепопечительском центре святого праведного Иоанна Кронштадтского. И я решила пойти в храм центра. Сейчас уже не употребляю наркотики в течение одного года и трех месяцев, а до этого "сидела" два с половиной года на героине и столько же на метадоне. Силы уйти от этих страшных наркотиков дал мне Господь Бог после первой же исповеди и причастия.

На мой взгляд, вводить метадоновую программу означает менять шило на мыло и плодить еще большее число наркозависимых, причем уже безнадежных. Мне кажется, у нас будет такая же ситуация, как в Голландии. Молодежь с раннего утра будет стоять в очереди за "дозой".

Жуткий сон
АЛЕКСЕЙ Б., 26 лет, стал употреблять наркотик "черняшка" - препарат опия - в 1991 году. Наркотик покупал на Бабушкинском рынке у азербайджанцев. В начале 1995 года у этих продавцов появился так называемый белый - так называли метадон. Алексей перешел на метадон. Метадон показался Алексею более приятным, чем опиум, однако стоил он гораздо дороже. Когда не хватало денег, продавцы-азербайджанцы давали метадон бесплатно, так как знали, что он от них никуда не денется.

И довольно скоро он понял, что прочно подсел на метадон. Метадоновые "ломки" оказались столь тяжелыми и неприятными, что и сейчас воспоминания о них вызывают ужас. Из-за дороговизны метадона, который он покупал у своих "благодетелей", а также из-за страха перед метадоновыми "ломками" очень хотел "сойти" с метадона. Для этого он изобрел свой способ снятия метадоновой "ломки", состоящий из применения больших доз нитразепама с героином, алкоголя и еще болеутоляющего. В конце концов ему удалось при помощи своего метода соскочить с метадона, а вскоре после этого он был осужден по статье 158, часть 1 УК РФ (за кражу). По выходе на свободу он хоть и опять подсел на героин, но, как в жутком сне, вспоминал о метадоне.

Примеров метадоновой зависимости в нашем центре очень много, и мы можем с уверенностью утверждать о специфическом наркотизирующем действии метадона, быстро развивающейся метадоновой зависимости, более тяжело протекающем абстинентном синдроме при нем и очень тяжелом выходе из сформировавшейся психической зависимости.

Введение МЗТ весьма сомнительно не только по эффективности, но и по безопасности и весьма обременительно в финансовом отношении: ведь для более или менее успешного решения метадоновой программы необходимо не только крупномасштабное введение метадона в стране, но, значит, потребуются и финансирование на его приобретение, изготовление, обучение врачей и других специалистов, создание специализированных терапевтических пунктов, реабилитационных центров, усиление деятельности органов по незаконному обороту наркотиков для предотвращения криминального неконтролируемого распространения наркотиков, в том числе и метадона. Все это потребует, безусловно, огромных финансовых вливаний. А без соответствующего финансирования метадоновых программ его введение окажется голой профанацией. Так давайте же не будем поддаваться на самообман и на обман.

Мы, сотрудники Душепопечительского центра святого праведного Иоанна Кронштадтского, призываем депутатов, госчиновников и специалистов сохранить здравый смысл и не поддаваться на провокации недоброжелателей, обманывающих нас и страну и лоббирующих метадоновую программу. Вне всякого сомнения, метадоновые программы не спасут нас от проблемы наркотиков, а только значительно усугубят ее.

Руководитель Душепопечительского центра, иеромонах, профессор, доктор медицинских наук, член Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом, кавалер ордена Святого Трифона мученика (за борьбу с наркоманией и наркобизнесом)

Анатолий БЕРЕСТОВ



За
Сторонники МЗТ считают, что заместительная терапия приведет к следующим положительным результатам в терапии опиоидных наркоманий (героиновой в первую очередь):

1) к стабилизации наркоманов в устойчивое состояние;

2) к повышению их социальной активности и занятости;

3) к сокращению потребления "уличного" криминального наркотика;

4) снизит риск инфекционных болезней - ВИЧ/СПИДа, вирусных гепатитов, туберкулеза, сифилиса и др.;

5) создаст условия для психосоциальной интеграции больных в обществе;

6) сократит преступность и проституцию;

7) приведет к последующему отказу от наркотиков.

Против
Чем же конкретно опасно внедрение метадоновой программы?

1. Метадон является довольно токсичным наркотиком, приводящим к опасным осложнениям, поэтому его нельзя считать безопасным для здоровья и жизни человека.

2. Специфическое наркотизирующее (особенно эйфорирующее) действие метадона является резко выраженным, а субъективно более притягательным, чем у героина, поэтому оно в существенной степени затрудняет отмену метадона при длительном его употреблении в качестве заместительной терапии. Нередко больные довольно прочно "подсаживаются" на метадон.

3. Хорошо известно, что метадон медленно выводится из организма, что значительно увеличивает риск передозировки метадона, особенно при его совместном употреблении с героином.

4. При приеме метадона довольно быстро развивается психологическая зависимость, снять которую практически невозможно.

5. Как указывают многие исследования и наши наблюдения, абстинентный синдром от метадона протекает сильнее и купировать его труднее.

6. Имеется немало данных о значительной недостаточности или безуспешности терапевтического замещения метадона, после которого большинство снова возвращается к героину.

7. По данным главного детского нарколога РФ А. В. Надеждина, полное излечение от наркомании при применении всего комплекса медико-социальных и реабилитационных мер метадоновой терапии получают всего 10-20% больных.

АиФ - Здоровье
14.08.2003
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован